Твирлова
голуба блакитного тримаю у руках.
Название: За синей птицей
Автор: Твирлова
Фандом: Гарри Поттер
Пейринг: Луна/Джинни; ГП/ДУ, разные ОП/ДУ
Категория: Фемслэш, Гет
Жанры: Психология, Hurt/comfort
Размер: Мини
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Она не та девушка, которая нужна Гарри. Эта мысль заставила Джинни взглянуть на свою жизнь под другим углом и сделать выбор.

-1-

Она не та девушка, которая нужна Гарри.

Джинни дернулась и пролила на платье горячий чай. Мысль, появившаяся так внезапно, заставила Джиневру задержать дыхание и поморщиться. Горячее пятно, расползающееся на ткани, неприятно жгло кожу, но отвлечь не могло.

А Гарри не тот, кто нужен ей.

— Джин, ты в порядке? — Гарри смотрел на нее с нежностью и волнением.

Он всегда на нее так смотрел. Словно боялся, что может что-то не так сказать или сделать.

— Да, все нормально, — Джинни пробормотала заклинание и наблюдала, как исчезает пятно на ее любимом, но уже поношенном зеленом платье.

Нет, не нормально.

— Не беспокойся, — прибавила она минутой позже.

Гарри улыбнулся ей немного неловко, привычным жестом взлохматил и без того растрепанные волосы и спросил:
— Так какой секрет ты хотела мне открыть?

Мысль, которая минутой ранее не давала вдохнуть, отпустила, и Джинни задорно усмехнулась:
— Меня приняли в Холихедские Гарпии!

<…>

Она не та девушка, которая нужна Гарри.

Мысль появилась вновь незадолго до тренировочного матча с Кенмарскими коршунами. Гарри начал целовать ее чаще, забавно краснея и бубня что-то про то, какая она у него хорошая, потрясающая и многое-многое такое. Джинни же уворачивалась, подставляя для поцелуев то щеки, то нос, то макушку. Почему-то целовать Гарри по-настоящему ей больше не хотелось.

Джинни взяла свой новый Нимбус, подаренный Гарри. Надела яркую кепку с золотой «G», как всегда задом наперед, которую не так давно выпросила у новой подруги — Джиллиан, загонщицы в их команде. И улыбнулась.

Сегодня все будет хо-ро-шо.
Нет.
Отлично!

Джинни чувствовала себя свободной, готовой в любой момент расправить крылья и взлететь. Гарри еще утром умчался на свои курсы авроров, мама не навещала их уже дня три, что означало полное отсутствие дурацких разговоров о свадьбе, детях и семье. В последнее время говорить об этом ей не хотелось даже больше, чем целоваться с Гарри. Еще три года назад Джинни сама поднимала эту тему, рассуждая и мечтая, чтобы все было идеально… Но теперь она хотела просто жить и наслаждаться жизнью, ибо прекрасно понимала, что свадьба, а после и дети станут клеткой, чьи прутья не погнутся, даже если применить магию.
Джинни боялась жить в клетке.
Она боялась стать похожей на маму.

Именно поэтому она не та девушка, которая нужна Гарри.

<…>

— Нет, ты не понимаешь! — фыркнула Джинни, отставляя бокал с шампанским. После победы в тренировочном матче Джиллиан позвала ее выпить, а отказать Джинни просто не могла, да и не хотела.

— Понимаю, — Джил улыбалась уголками губ, хитро щуря красивые голубые глаза. Джинни они нравились: голубой — это небо, голубой — это свобода. Нравились даже больше, чем глаза Гарри.

— Тогда что мне делать?

— Брось его, — сказала — как отрезала.

— И жди скандала. Пророк, да и сама Рита Скитер этого так не оставят, не говоря уж о моей семье, — Джинни закусила губу, отчаянно жалея себя и Гарри. Она думала, чем заслужила быть такой неправильной? Могла бы и дальше витать в облаках. Но нет же!

— Лучше скандал, — Джиллиан погладила подругу по руке, после легко переплетая их пальцы. — Не ломай себя. И не вини. Живи так, как хочет твое сердце.

Она все это понимала! Но, черт, как же ей было страшно… Возможность выбора всегда нервировала ее, а подобное решение нельзя будет изменить.
И переиграть его тоже будет невозможно.

— Ты можешь пожить со мной, если тебе будет некуда идти, — вдруг сказала Джил, тепло улыбнувшись. — Сбежишь от свадьбы ко мне в бостонский брак!

Джинни от неожиданности даже рассмеялась. А отсмеявшись, спросила:
— А что это значит?

И Джиллиан рассказала, продолжая сжимать ее ладонь, вселяя уверенность.

Джинни решила рискнуть.

-2-

— Гарри, мы должны расстаться.

Сказала.
Она наконец сделала это.

Гарри остановился, все также неловко улыбаясь.
— Джин, ты чего? — он заправил ей рыжую прядь за ухо, легко поглаживая по щеке.

Джинни отвернулась, ощущая, как скрутило в животе. Но отступить она не могла.

— Гарри, я не та, кто нужен тебе. А ты… — она вздохнула, собираясь с силами, и обернулась. — Ты не тот, кто нужен мне.

Он растерялся. Милый-милый Гарри. Такой дорогой ее сердцу человек. Но, к сожалению, не ее человек.

— Я догадывался, — произнес он тихо. Его зеленые глаза отражали яркие звезды этой ночи.

В книгах в такие моменты целуются, а не расстаются.

— Знаешь, Джинни, весь этот месяц я видел, что ты грустила. Видел и ничего не мог сделать. А потом что-то произошло. Ты приняла решение.

— Оно было самым сложным в моей жизни, — тихо шепнула Джинни.

Гарри сжал ее руки в своих, покачивая, словно ребенка.

— Джинни, чего ты хочешь?

Весь тот неловкий и смущающийся, такой знакомый ей Гарри пропал. Вместо него был мужчина, который готов был выдержать многое и понять тоже… многое. Именно такого Гарри Джинни любила больше всего.

— Я хочу быть свободной. Я не смогу жить в клетке. Даже золотой. Я не готова к этому сейчас… Возможно, не буду готова никогда.

Гарри обнял ее, и Джинни была благодарна за то, что смогла спрятать непрошеные слезы.

— Я не буду держать тебя. Ты должна быть счастлива.

Джинни не знала, чего стоили Гарри эти слова, поэтому она лишь тихо шепнула:
— Спасибо.

<…>

— Хорошее интервью, вы молодцы, — Джиллиан улыбается, а Джинни прячет блестящие глаза под козырьком кепки.

Было сложно, но они справились.

Интервью о расставании они дали «Придире». Общаться с милой Луной, ее отцом и остальной командой было комфортно, поэтому Гарри и Джинни расслабились даже не смотря на сложившуюся ситуацию. Луна сказала Джинни, что мозгошмыги больше не кружат рядом с ее головой, а значит она приняла верное решение. Странно было слышать подобное, но тем не менее волнующе, ибо Джинни думала, что многие не поймут и отвернуться. Семья уж точно.

Джинни представляла грустные глаза Гермионы, недоуменные — братьев и разочарованные — матери. Чувствовала, что вскоре на нее посыплется град писем, что увидит едкие статьи о себе и, возможно, самое обидное, о своей семье. Как же иначе? Свадьба и спокойная жизнь Героя всея Британии сорвалась, а виновата в этом конечно же его невеста, которой видите ли не хочется замуж. Интриги, скандалы, расследования во главе со Скитер!

— Оставайся у меня сегодня, — Джиллиан ведет кончиком ногтя по ярким венкам на бледных запястьях Джинни. — Тут тебя точно не найдут.

— Ты не против?

— Мы же решили, что поживем вместе, а когда все немного утихнет, и ты придешь в себя, подумаем, что делать дальше. Так что днем раньше, днем позже — разницы нет.

Они молчат, а после раскуривают одну сигарету на двоих. Спокойствие и ощущение уюта накрывает с головой.

<…>

Семья не разговаривает с Джинни около месяца. Даже Гермиона, ее лучшая подруга, ведет себя отстраненно. Говорит, что она своими руками разрушила сказку, о которой грезила долгие годы.

Джинни плевать.

Она впервые может дышать свободно.

Луна говорила, что теперь она похожа на мартлет: волшебную мигрирующую птичку, которая ищет свой дом. Только птичка не осознает этого, воображая, что сможет покорить тысячи дорог и никогда не сбиться ни с одной.

— Тогда почему ты думаешь, что мартлет нужен дом? — спросила тогда Джинни.

— Когда она его найдет, — говорила Луна завораживающе спокойным голосом, — поймет, что значит настоящее счастье.

— А она найдет?

Луна посмотрела ей в глаза. От ее прямого взгляда по спине девушки пробежали мурашки. Почему-то Джинни была уверенна, что только Луна знала на него ответ.

— Синюю птицу очень сложно отыскать… а угнаться практически невозможно, как бы не старалась мартлет.

Луна наколдовала разноцветную бумагу, а после сложила из одного листа фигурку. Синий журавлик расправил крылья и взлетел, чтобы мгновением позже опуститься в раскрытые ладони Джинни.

— Оставь его себе, — и она ушла, оставив подругу в встревоженных чувствах.

Этот разговор снился Джинни почти каждую ночь не давая возможности забыть, а журавлик на тумбочке возле кровати заставлял мечтать девушку о собственной синей птице. Джинни надеялась, что сможет за ней угнаться чего бы ей это не стоило.

Но, а пока она свободна от всех ненужных забот и по-своему счастлива.

-3-

Первая настоящая игра вскружила голову. Джинни искусала до крови губы, впервые нервничая так сильно. Мысль о том, что Луна должна написать статью об их игре, также не способствовала спокойствию. Томас, капитан и вратарь в их команде, уже трижды успокаивающе похлопывал ее по плечу, неловко улыбаясь. Его младшая сестра Тереза, ловец, и Остин со Скоттом, что, как и Джинни, были охотниками, также пытались подбодрить: Тереза кормила подругу шоколадками, а парни без умолку шутили, громко хохоча над собственными глупостями. Казалось, что каждый, кроме Джиневры, был спокоен и весел.

— Расслабься, рыжая, иначе с метлы упадешь, — здоровый как медведь Стивен пытался погладить ее по голове, но Джинни вывернулась и выскочила на балкон. Сердце стучало барабанами в голове, а мысли разбегались. Прохладный сентябрьский ветер также не стал для девушки отдушиной.

Джинни невидяще смотрела вдаль, и лишь когда белый филин Луны осторожно клюнул ее руку, девушка встрепенулась. Филин наградил ее странным взглядом, а после протянул лапку с письмом.

— Спасибо, Кай, — Джинни погладила его по крылу, а после вскрыла письмо.

На ладонь выпала резинка для волос с крошечкой синей птичкой, которая мгновением позже пропела голосом Луны:
— Лови удачу за хвост, мартлет, лови удачу за хвост.

Джинни с улыбкой перевязала волосы, чувствуя, что приобрела личное плацебо.

<…>

Последнее, что помнит Джинни — как ее целовали. После приходят воспоминания об оглушительной победе, ярком последующем празднике и дерзких улыбках. И о губах Томаса… о его немного шальном взгляде, сильных руках и мягком шепоте. А после начинает до одури болеть голова, и Джинни решает подумать обо всем позже.

<…>

То, что Джинни начинает встречаться с Томасом, никого не удивляет. Словно все знали, что это должно случиться. Вскоре почти что каждая газета пишет об этом. Только в «Придире» не появляется ни строчки.

Для Джинни следующие месяцы наполняются яркими моментами, а новых людей в ее жизни с каждым днем становится все больше. Белый филин Кай больше не приносит весточек от Луны. Однако если бы и принес, наверное, Джинни было бы некогда. Сейчас ей все всегда некогда.

<…>

Ко второй игре в жизни Джинни вновь все меняется. Она рассталась с Томасом, ибо тот не понимал ее: он хотел серьезных отношений, Джинни же они были не нужны. Джиллиан вновь поддержала подругу, остальная же часть команды предпочла не влезать в разборки.

Отношения с семьей наоборот стали лучше, даже Гермиона смирилась, правда статус лучших подруг они так и не вернули. Однако это больше не волновало Джинни, теперь ее лучшая подруга — Джиллиан. И одной ее было моментами даже много.

Единственной оплошностью со стороны Джинни стало то, что за это время она ни разу не написала Луне.

Джинни скучала за милой в своей странности Лавгуд. Осознание этого пришло с тихой песней синей птички в ее волосах:
— Лови удачу за хвост, мартлет, лови удачу за хвост.

Джинни решила, что после игры они должны непременно встретиться.

<…>

Запах лекарств, тыквенный сок на столике возле кровати, обеспокоенная команда… Как будто Джинни вновь вернулась в Хогвартс.

— Ну, ты как? — тихо спрашивает Томас, когда девушка открывает глаза.

— Словно меня потоптал великан, — честно отзывается Джинни. — Что со мной случилось?

— Бладжер сбил тебя с метлы, — заговорила Тереза отчаянно жестикулируя. — Это было ужасно, мне даже на секунду показалось, что он убил тебя! Еще ты так зрелищно упала, что все на трибунах задержали дыхание!

— Тереза, не пугай ее, она же сейчас в обморок грохнется, — осадил ее Стивен, а после хмыкнул, — а вообще с первым боевым ранением на настоящих играх, рыжая!

— С первым боевым ранением! — подхватили остальные, дружно заулыбавшись.

Джинни захохотала до боли в сломанных ребрах: только ее команда могла сделать праздник из подобного события! Вмиг стало не важным то, что они скорее всего проиграли. Принятие факта фоном мельтешило где-то в сознании, а центром же стали веселящиеся товарищи, которые ни на секунду не давали загрустить.

Позже вечером Джинни осознала: ее команда — ее дом. Она верила этому как никогда прежде.

В процессе.


запись создана: 17.04.2016 в 01:02

@темы: фемслэш, мои фанфики, Луна/Джинни, Гарри Поттер