Твирлова
голуба блакитного тримаю у руках.
Название: Учимся дышать в такт
Автор: Твирлова
Фандом: Ориджиналы
Категория: Фемслэш
Жанры: Романтика, Ангст, Психология, POV
Размер: Драббл
Рейтинг: PG-13
Примечания: Для А. 06.07.16

Она — одичалый зверек с шипом в сердце. Но этого не видно с первого взгляда, нет. Как не видно и ран, которые оставила на ней матушка-жизнь. Их можно увидеть только если она позволит. Но это причинит ей боль — придется вести против шерсти, очерчивать глубокие, рваные, а кое-где до сих пор кровоточащие полосы шрамов.

Она может ластиться и мурчать, из-за чего покажется, что она безобидна. Но у нее острые зубы и длинные когти — жизнь научила ее знать себя: свою силу и свою слабость. И если ты оступишься, или же попытаешься сделать хоть что-то подозрительное, знай, она заметит все. И она, одичалый зверек, сделает так, чтобы ты осознал свою ошибку, чтобы ты понял, что за милой оболочкой не пустота и покорность, а ярость пламени, холод льдов, сила всех цунами и смерчей. И ты испугаешься, и ты убежишь. Ведь тебе нужна покорная слуга. А она лишь посмеется ехидно, такие как ты — ей противны, ибо такие — ее не достойны.

А я же боюсь. Ибо она, одичалый зверек, ластится ко мне и позволяет гладить против шерсти.

А я же боюсь. Когда она мурчит так нежно и читает мне по ночам стихи — я роняю слезы-дождь. Я не могу просить ее прекратить, как бы не было больно. Ибо она спрашивает тихо: «можно я продолжу?», а я киваю, осознавая, что так ей становится легче. Она отпускает себя, сливаясь с рифмой и ритмом каждой строки.

Я хочу попытаться быть чуточку ближе, но не будет ли это ошибкой? Я не знаю, пока еще совсем ничего не знаю. Но я уже просто не могу оставить ее одну. Даже не смотря на ее отчаянный шепот:
— Пожалуйста, не приручай…

09.07.16

Как неделя может стать одним днем, ты не знаешь? Мне кажется, я нашла ответ.

Мы словно с другой планеты где сутки это вовсе не 24 часа. Мы словно с другой планеты — где самые красивые небеса и самые красивые звезды. И где эхо твоего голоса течет магмой-кровью по моим венам.

Но по календарю прошло уже целых семь дней. Это много или мало, чтобы узнать человека? Я не знаю ответа, ибо с тобой мне кажется, что я живу одним днем, и каждую минуту провожу подушечками пальцев по еще одной грани твоей души. Я могу порезаться, если сильно надавлю, но я не хочу этого делать. Ведь красоту лазурита, синего камня твоей души и глаз, кровь лишь испачкает и затмит — он потускнеет.

Поэтому я буду так нежна, как смогу. Ведь любая резкость — это опасность и боль, а твой лазурит острее бритвы и жжет иногда сильнее солнц во всех возможных галактиках.

Знаешь, почему твой камень — лазурит? Он волшебен и лечебен, точно также, как и ты. Ибо ты та, кто заставляет меня верить в волшебство (а это, правда, очень сложно). Ибо каждая твоя улыбка словно укол инсулина для безнадежно больной меня. Безнадежно больной тобой…

То, что я пишу, вновь не письмо, я не умею писать письма (как те, которые даришь мне ты) и, возможно, мне уже поздно учиться. Поэтому я буду говорить в своей любимой манере, и сравнивать-сравнивать-сравнивать, пока в моей голове не закончатся прекрасные вещи. А их, знай, там очень и очень много.

А сейчас мы вновь вернемся к началу по ступеням знака бесконечности. И я снова спрошу, может ли неделя стать одним днем?

И отвечу, да может.

И отвечу, что мне безумно мало этого дня.

И отвечу, что магия подобных тебе людей затягивает словно водоворот. Затягивает и душу, и время…

И скажу, что я благодарна этому дню. И скажу, уже по земному, что я благодарна этой неделе.

И я скажу, погладив еще одну грань лазурита, что я благодарна тебе, волшебница, за то, что именно ты создала этот долгий день.

И все еще продолжаешь его творить… для меня.

11.07.16

Можно я паду ниц? Как слуга, провинившийся перед своей королевой?

Я бы хотела, но нет, не сделаю этого, это было бы еще одной трусостью. А я так устала всего бояться…

Поэтому я буду смотреть в синь глаз своей королеве и слушать ее спокойный голос, заставляющий подгибаться коленки. И с каждым словом чувствовать, как вина накатывает девятым валом.

И я склоню голову и произнесу: «Прости… прости, моя королева, я так виновата».

И я стисну руки в кулаки, впиваясь в кожу ногтями, надеясь, что боль немного поможет прийти в себя.

И я снова скажу: «Прости, моя королева, хотя я знаю, что моей трусости нет прощенья. Прости, что я смела усомниться в тебе и в том, что ты намного мудрее меня. Я была глупа и растеряна, но это не оправдание».

И я снова постараюсь превозмочь это низкое желание пасть ниц, ведь оно только смешает меня с грязью в глазах мой королевы.

Поэтому я вдохну глубоко и вытру мокрые глаза, которые застилают мой взор.

И я вновь скажу: «Прости, прости, моя королева, я виновата, страхи-демоны заполонили мою голову подобно чертям из Ада, лаская мой эгоистичный страх словно дитя. Но это не оправдание, ведь тебе, моя королева, было больнее; ведь тебе, моя королева, было хуже».

Я смогу устоять на ногах и после этих слов. Я буду стоять и ждать вердикта. Какой бы он ни был — я его заслужила.

Поэтому я не паду ниц, убого вымаливая прощение, а буду смотреть в прекрасную синь и ждать, затаив дыхания, ее слов…

25.07.16

Месяц — от новой до полной луны. Мы не считали дни и часы, они не столь важны. Важна лишь луна, ибо только она ведет свой тайный счет «о нас» каждый вечер, когда часы бьют десять раз.

Она связала нас, ведь ты же помнишь наше знакомство? Луна тогда тоже щурила свой яркий глаз.

И вот прошел уже целый месяц, яркий, наполненный улыбками и смехом, стихами и сказками, ссорами и примирениями, и, конечно же, признаниями.

И, знаешь, мне кажется, наши признания никогда не закончатся… Они — как магия, волшебные, и всегда достигают своей цели — сердца.

Так вот что же я хочу сказать этим очередным (не)письмом-метафорой? На самом деле не очень много… но с другой стороны — все.

Я люблю тебя.
Много это или мало? Для некоторых любовь смысл существования, а другие все слова об этом чувстве смахивают с себя, словно невидимые пылинки с одежды. Поэтому только ты решаешь, как много для тебя сказано в этом письме.

Я люблю тебя.
С каждым днем все больше и больше.
Это чувство накапливается, как песчинки в песочных часах падают-льются тоненьким ручейком из одной стеклянной чаши в другую. Кажется, эти песчинки никогда не закончатся, и, возможно, их будет больше чем во всех пустынях на нашей планете.

Я люблю тебя.
Синие глаза и улыбку счастливую.
Я люблю тебя в твои хорошие дни и, что уж греха таить, когда тебе плохо, грустно, больно — люблю не меньше.

Знаешь, когда-то давно я читала книгу Хемингуэя, которая назвалась «Праздник, который всегда с тобой». Книга эта мне на самом деле не очень понравилась, но вот название… Я всегда знала, что однажды оно мне понадобится. И я не ошиблась.
Ты — мой маленький праздник. И пока ты со мной, этот праздник никогда не закончится.

Я люблю тебя.
Ведь именно в тебе сейчас стучит сердце моего мира.

03.08.16

@темы: фемслэш, ориджиналы, мои фанфики, драббл